Заказ работ на Zaochnik.com

Тема 15. Вклад Альфреда Маршалла в экономическую теорию

Альфред Маршалл (1842—1924) — одна из наиболее выдающихся личностей в истории экономической мысли. По влиянию на развитие экономической теории XX в. его можно сравнить разве что с Вальрасом, а его «Принципы экономической науки» являются, пожалуй, единственной книгой по экономической теории XIX в., которую можно рекомендовать изучающим микроэкономику даже в конце XX в.

Вопреки желанию отца, который хотел видеть сына студентом Оксфордского университета, а затем священником, Маршалл получил математическое образование в Кембридже. Биографы неизменно отмечают тот факт, что он стал вторым из всех кембриджских бакалавров на открытом экзамене по математике (первым был будущий знаменитый математик лорд Рейли). Так или иначе, математическая подготовка Маршалла превосходила уровень всех его современников-маржиналистов. Тогда же в Кембридже проявились и чрезвычайно разносторонние интересы Маршалла в области философии и общественных наук. По его собственным воспоминаниям, он шел от метафизики к этике, от этики к политической экономии. Изучая труды Рикардо и Дж.Ст. Милля, Маршалл перекладывал их от себя на язык диаграмм, что в дальнейшем привело его к графимому методу анализа, закрепившемуся в современной экономикой науке именно благодаря его усилиям. С 1877 по 1885 г. Маршалл преподавал политическую экономию сначала в Бристоле, а затем в Оксфорде. С 1885 до 1908 г. был профессором Кембриджского университета, где стал основоположником знаменитой Кембриджской школы. Среди его учеников были А. С. Пигу, М. Кейнс, Дж. Робинсон и многие другие. Слава Маршалла как ведущего экономиста-теоретика долгое время основывалась именно на его лекциях, поскольку, стремясь к совершенству, он мучительно долго (около 20 лет) писал и готовил к печати свой главный труд: «Принципы экономической науки» (1890)1. Другие книги Маршалла: «Экономика промышленности» (1879; написана вместе с женой Мэри Пейли и содержит некоторые элементы, развитые позднее в «Принципах...»), «Промышленность и торговля» (1919) и «Деньги, кредит и коммерция» (1923) — содержат преимущественно более ранние работы Маршалла. Благодаря активной преподавательской деятельности и влиянию «Принципов...» Маршалл доминировал в британской экономической науке с 1890-х до начала 1930-х годов.

Маршалл был завершающей, систематизирующей фигурой маржиналистской революции в том же смысле, в каком Дж.Ст. Милль выполнял ту же функцию для классической школы. Как и труд Mилля, «Принципы...» Маршалла являлись наиболее полным сводом существующей теории и учебником для многих поколений студентов.

15.1. Место Маршалла в истории экономической мысли

По характеру Маршалл был не революционной, а синтезирующей фигурой. Он обладал редким талантом к систематизации и развитию концепций, выдвинутых экономистами прошлого и настоящего: Курно, Дюпюи, Тюнена, Рикардо. Очень многие из них вошли в экономическую теорию именно в его редакции. Эволюционный подход с упором на постепенность, преемственность и осмотрительный реформизм Маршалл применял не только в оценке экономической теории (см. Приложение В к его «Принципам...»), но и в исследованиях реальной экономики и человеческого общества. Не случайно его любимым девизом и эпиграфом всех изданий «Принципов экономической науки» стало латинское изречение «Natura non facit saltum» («Природа не делает скачков»).

Склонность Маршалла к синтезу проявилась по многим направлениям.

1. В своих трудах он пытался поддерживать баланс теории и пpaктики. Эта особенно очевидная в «Промышленности и торговле» и других произведениях, но ощутимая и в «Принципах...» тенденция - стремление сделать экономическую теорию практически полезной, понятной для просвещенного бизнесмена и государственного чиновника — была характерна для английских экономистов-теоретиков, начиная со Смита и далее для Мальтуса, Сениора, Дж.Ст. Милля и других (Рикардо и Джевонс были скорее исключениями2). Конечно, следует забывать, что в то время, о котором идет речь, аудиторию профессоров экономики составляла публика, не имеющая теоретической подготовки (подготовка магистров по экономической теории началась лишь в середине 1870-х годов), в том числе и молодые бизнесмены, которым Маршалл читал вечерний курс лекций в Бристоле. Однако было бы неверно объяснять практическую направленность простоту стиля, свойственную Маршаллу, исключительно желанием подладиться под аудиторию. Маршалл действительно считал экономическую науку «орудием для открытия конкретной истины» и наукой о социальном усовершенствовании3. Он активно участвовал в работе Королевских комиссий по вопросам труда и заработной платы, помощи бедным, налогообложения, таможенных пошлин, по валютным проблемам.

2. «Практицизм» Маршалла сказался также в его своеобразном подходе к применению математических методов в экономическом анализе. Как уже отмечалось, Маршалл был сильным математиком. Однако при изложении своих собственных теорий он отводил математике весьма скромное место в отличие от своих современников Вальраса и Джевонса, владевших математикой хуже него. В «Принципах экономической науки» все знаменитые диаграммы Маршалла которые ныне украшают каждый вводный курс микроэкономика и убраны в сноски, а алгебраические уравнения еще дальше — в математические приложения (в отличие от Джевонса, поместившего и то и другое в основной текст). Дело было не только в стремлении к простоте и доступности изложения: Маршалл видел опасность того, что чрезмерное увлечение математикой «может отвлечь наше внимание на рассмотрение интеллектуальных игрушек, мнимых проблем, не соответствующих условиям реальной жизни. Оно может исказить перспективу, побуждая нас пренебречь факторами, которые с трудом поддаются математическому аппарату»4. Маршалл видел в математике лишь строгий язык, с помощью которого можно точнее и нагляднее выразить мысль, и отвергал математику как средство анализа. Последующее развитие экономической теории не пошло по пути, рекомендованному Маршаллом: математические модели стали активно использоваться именно как средство анализа. Однако предостережение Маршалла против увлечения интеллектуальными игрушками и искажения перспективы экономических исследований по-прежнему актуально, как показывают современные методологические дискуссии6.

3. Синтетизм Маршалла проявился и в том, что он попытался объединить в своей работе подходы маржинализма, классической политической экономии и исторической школы. Подобно «классикам» он ставил на передний план проблемы экономического роста и распределения. Критикуя односторонность Джевонса, он интегрировал в свою теорию анализ издержек производства как в краткосрочном, так и в долгосрочном аспекте, что также было близко учению классиков. Не случайно именно к Маршаллу и его последователям стали охотно применять термин «неоклассики», подчеркивая преемственность их идей и теорий классической школы7.

В отличие от многих английских экономистов Маршалл высоко ценил достижения немецкой исторической школы во главе с Вильгельмом Рошером и даже утверждал, что «наиболее важная экономическая работа на Европейском континенте за последнее время была проделана в Германии»8. Маршалла привлекала в работах немецких экономистов широта, историчность и эволюционность подхода, сравнительный анализ разных эпох и стран, введение этических и правовых моментов. Некоторые главы «Принципов...» явно написаны с позиций исторической школы. В то же время ядро книги содержит в себе непревзойденное до тех пор изложение маржиналистской микроэкономики.

Все это послужило почвой для многочисленных упреков в эклектизме, на которые Маршалл реагировал крайне болезненно. Во всяком случае, следует отметить, что объединение различных исследовательских подходов было предпринято Маршаллом не для собственного удобства аналитика, а для того, чтобы обеспечить выход экономической теории на уровень, предполагающий ее практическое применение. Маршалл безусловно не хотел, чтобы экономическая теория превращалась в «искусство для искусства» и эклектизм был ценой, которую ему пришлось уплатить за попытку реализовать этот идеал. Огромные познания и многогранные личные качества Маршалла в высшей степени соответствовали поставленной им перед собой задаче. В Маршалле вечно сражались за первенство математик, получавший удовольствие от изобретения новых средств анализа, психолог, для которого бентамовский утилитаризм был недостаточно глубоким, историк, ощущающий бесконечный поток социальных мнений, моралист и реформатор, проповедь которого шла вразрез с устремлениями его современников, эмпирический исследователь, требующий фактов, прежде чем применять теорию к проблемам современности, и мудрый практик, обсуждающий практические вопросы на уровне здравого смысла.

15.2. Метод частичного равновесия

Говоря об общих чертах метода исследования Маршалла, необходимо остановиться на методе частичного равновесия. В отличие от Вальраса, рассматривавшего равновесие на всех взаимосвязанных рынках сразу, Маршалл предпочитал исследовать рынок данного блага по отдельности. Исследуя факторы, определяющие величину спроса и предложения на рынке данного блага, Маршалл включал в анализ помимо его цены также цены производственных ресурсов, цены товаров-заменителей и дополнительных товаров, доход и вкусы людей. Однако от более косвенных факторов, влияние которых на величину спpoca осуществляется через систему общего равновесия (цен всех прочих товаров, косвенных эффектов, вызванных изменением цены иного блага), он считал целесообразным абстрагироваться, приняв их за «прочие равные» (ceteris paribus). Именно такой подход Маршалл обоснованно считал более подходящим для практических целей. При этом он не закрывал глаза на всеобщую взаимозависимость рынков: в Математическом приложении (знаменитое замечание XX проблема цен факторов производства исследуется с помощью системы общего равновесия. Однако абстрактный характер такой системы не позволил Маршаллу оставить ее в основном тексте. Использованный же им метод частичного равновесия позволил поставить и разрешить многие теоретические проблемы, касающиеся отдельных частей экономической системы.

Хотя за долгую научную жизнь Маршаллом было опубликовано более 80 трудов, его основной вклад в экономическую теорию содержится в знаменитых «Принципах экономической науки», ставших «библией» экономистов первой половины XX в.

Смысловым центром «Принципов...», ядром, вокруг которого сложилась его структура, является книга V: «Общие отношения спроса, предложения и ценности» (в русском переводе — стоимости). Именно в этой книге Маршалл дает основы абстрактного теоретического анализа рыночного равновесия. Ей предшествуют книги III и IV, посвященные соответственно теории спроса (потребностей) и теории предложения (издержек). Завершает «Принципы...» книга VI, трактующая вопросы функционального распределения дохода, содержащая теорию заработной платы, процента, ренты и прибыли и общие рассуждения об экономическом прогрессе и уровне жизни. Наконец, книги I и II, а также Приложения A—D представляют собой историческое и методологическое введения в работу.

15.3. Анализ полезности и спроса

В книге III Маршалл чрезвычайно аккуратно оговаривает область применения экономической теории спроса, отмежевываясь от гедонизма Бентама - Джевонса. Здесь чувствуется отклик на критику маржиналистской теории со стороны психологов за то, что она придерживается устаревшей гедонистической концепции человека, движимого лишь стремлением получать наслаждения от удовлетворения своих потребностей. Маршалл соглашается с тем, что потребности (и чем дальше, тем больше) вытекают из деятельности, а не наоборот, и поэтому экономическая наука, изучающая только потребности, не может дать законченной теории потребления9.

Основные достижения Маршалла в области теории спроса связаны с концепциями кривой спроса, эластичности спроса и потребительского излишка.

Кривая спроса

Понятие о кривой спроса как эмпирически наблюдаемом феномене ввел в экономическую теорию О. Курно. Но до Маршалла кривая спроса существовала отдельно от теории предельной полезности, и в частности от первого закона Госсена. Экономисты интуитивно ощущали связь между убывающей кривой спроса и уменьшающейся предельной полезностью. Джевонс пытался «протащить» ее через свою концепцию «торгующих сторон» (trading bodies), но потерпел неудачу, поскольку представить себе предельную полезность для группы лиц очень затруднительно. Именно Маршаллу впервые удалось связать закон спроса и уменьшающуюся предельную полезность или, как выразился он сам, «перевести этот закон... на язык цен»10. Для этого потребовалось ввести допущение о фиксированной предельной полезности денег для покупателя, т.е. о «равенстве покупательной силы денег и равном количестве денег в его распоряжении»11. Действительно, Маршалл утверждал, что соизмерять полезности благ можно только косвенным путем — с помощью цен, которые человек готов заплатить за то или иное благо. Но для того, чтобы эти цены соответствовали предельным полезностям благ, необходимо, чтобы ценность денежной единицы для человека всегда была одинаковой, хотя очевидно, что предельная полезность денег зависит от величины дохода. Поэтому, если мы хотим рассматривать кривую спроса как следствие убывающей предельной полезности, следует исключить ситуации, когда цена на товар резко колеблется, а расходы на него занимают заметное место в бюджете потребителя. В этом случае изменение цены сделает потребителя существенно богаче или беднее и на его спрос окажет дополнительное влияние эффект дохода. Маршаллианская же кривая спроса отражает только эффект замещения12.

Маршалл определяет и ситуацию увеличения спроса, которая геометрически изображается сдвигом кривой спроса вверх или, что то же самое, вправо и, может быть, некоторым изменением ее кривизны13.

Далее Маршалл переходит от индивидуальной кривой спроса к рыночной, которую можно вывести для крупных рынков, где «специфические особенности потребностей отдельных лиц уравновешивают друг друга в сравнительно закономерной динамике общего спроса»14. Применительно к таким рынкам он формулирует «общий закон спроса: чем больше количество товара, которое имеется в виду продать, тем ниже должна быть назначаемая на него цена, чтобы ом мог найти себе покупателей, или, другими словами, количество товара, на которое предъявляется спрос, возрастает при снижении цены и сокращается при повышении цены15.

Эластичность спроса

Хотя идея эластичности спроса не является в чистом виде изобретением Маршалла (более ранние варианты ее содержатся у Курно, а также в работе Ф. Дженкина 1870 г.), систематическое описание этого понятия и его превращение в категорию экономического анализа всецело представляет собой заслугу автора «Принципов...». Маршалл также сделал эластичность универсальной категорией, впервые применив это понятие не только к спросу на товары, но и к спросу на факторы производства, а также к предложению. Количественным выражением эластичности спроса является отношение процентного изменения величины спроса к процентному изменению цены. По мере изменения цены товара эластичность спроса на него также изменяется. Общее правило для товаров широкого потребления состоит в том, что «эластичность спроса велика при высоких ценах, велика или по крайней мере значительна при средних ценах, но по мере снижения цен сокращается и эластичность спроса, причем она постепенно вовсе исчезает, если падение цен столь сильно, что достигается уровень насыщенности спроса»16. Однако дополнительные сложности вносят различия в эластичности спроса на одно и то же благо, со стороны разных имущественных классов: богатых, среднего класса и бедных, — которым Маршалл уделяет большое внимание. В качестве примера он берет спрос на зеленый горошек. Спрос богатых на это продукт, как правило, неэластичен. Эластичность спроса среднего класса вначале высока, но сокращается по мере снижения цены и исчезает при насыщении спроса. Что же касается бедных, то их спрос остается эластичным и при очень низких ценах.

Рис. 1. Кривые спроса богатых, среднего класса и бедных на зеленый горошек

Рис. 1. Кривые спроса богатых, среднего класса и бедных на зеленый горошек

Для построения кривой общего спроса на данный товар спрос отдельных классов надо суммировать. Так как средние и бедные слои общества более многочисленны, чем богатые, то совокупный спрос на товары широкого потребления обычно бывает эластичным.

Маршалл сформулировал некоторые закономерности, которым подчиняется эластичность спроса. Более эластичным является спрос на товары, обладающие следующими свойствами:

  1. они не являются жизненно необходимыми;
  2. доля расходов на них в потребительском бюджете велика;
  3. изменение цен на них длительно;
  4. они имеют большое количество товаров-заменителей;
  5. они имеют большое количество способов употребления (при повышении цены от некоторых из них можно отказаться).

Потребительский излишек

Пожалуй, наиболее ориентированной на практическое применение категорией в экономической теории Маршалла является потребительский излишек. По словам Дж. Хикса, теория потребительского излишка была признана самой значительной новинкой в «Принципах экономической науки» в год их опубликования17. Опять-таки соответствующая идея впервые была высказана до Маршалла Жюлем Дюпюи18. Но имя и широкое употребление понятие потребительского излишка получило от Маршалла. Потребительским излишком (в русском переводе он называется потребительским избытком) Маршалл называет «разницу между ценой, которую покупатель готов был бы уплатить, лишь бы не обойтись без данной вещи, и той ценой, которую он фактически за нее платит». Эта разница представляет собой «экономическое мерило его добавочного удовлетворения»19. В качестве примера Маршалл приводит случай с покупателем чая, для которого функция спроса описывается следующим образом:

Цена (в шиллингах) Величина спроса (в фунтах)
20 1
14 2
10 3
6 4
4 5
3 6
2 7

Это означает, что полезность первого фунта оценивается в 20 шиллингов, второго — в 14, третьего — в 10 и т.д.

Предположим, что рыночная цена чая - 2 шиллинга за фунт и наш покупатель приобретает 7 фунтов любимого напитка, истратив 14 шиллингов. Тогда общая полезность или «подлинная ценность», которую он при этом получает, измеряется суммой 20 + 14 +...+ 2 = 59 шиллингов, а потребительский излишек равен 59 — 14 = 45 шиллингам. Его можно трактовать как дополнительное удовольствие, которое потребитель получает, покупая за свои 14 шиллингов именно чай, а не какой-нибудь другой товар, ценность которого не превышала бы заплаченные за него 14 шиллингов. Соответственно, общую полезность, которую покупатель получает, приобретая некоторое количество единиц блага, можно описать суммой его стоимости (цена или предельная полезность, умноженная на приобретенное количество) и потребительского излишка.

Если предположить, что вкусы людей приблизительно равны, а денежная единица представляет для них одинаковую ценность, то понятие потребительского излишка можно распространить на совокупное потребление данного товара, что позволило Маршаллу заложить основы современной экономической теории благосостояния20.

Потребительский излишек получают, естественно, и потребители общественных благ, предоставляемых бесплатно. Если при расчете общественного благосостояния ограничиться только стоимостью платных благ и услуг, мы получим сильно заниженную оценку21.

15.4. Анализ издержек и предложения

В области анализа предложения и издержек Маршалл уделял особое внимание тенденциям к возрастающей или убывающей отдаче при росте объемов производства.

Этот круг проблем анализируется в книге IV. Здесь Маршалл приходит к выводу, что тенденция к убывающей отдаче связана с использованием природных факторов производства, тогда как идущее от человека усовершенствование организации (организацию Маршалл включает помимо земли, труда и капитала в число факторов производства) ведет к возрастанию отдачи от масштабов производства22. Причиной этой последней тенденции является экономия: «внутренняя» (от организаторских способностей и технологических усовершенствований внутри фирмы) и «внешняя» (зависимая от общего роста всей данной отрасли производства — видимо, имеется в виду экономия от сосредоточения предприятий одной отрасли в одних и тех же центрах — агломерациях: доступность специальной информации, квалифицированного труда, специализированной техники по более низкой цене). Поэтому в сырьевых отраслях, включая сельское хозяйство, господствует закон убывающей отдачи (возрастания издержек при увеличении масштаба производства), в отраслях, где стоимость сырья играет небольшую роль, действует, согласно Маршаллу, закон возрастающей отдачи или снижения издержек.

14.5. Равновесная цена и влияние фактора времени

Как уже отмечалось, равновесие спроса и предложения — это центральная тема «Принципов...». Она разрабатывается Маршаллов в книге V.

В отличие от австрийцев Маршалл считает изолированные бартерные сделки более сложными для анализа, чем систему купли-продажи. Дело в том, что при изолированном обмене «каноэ на ружье» подлинное равновесие может быть достигнуто только случайно: при наличии конкуренции каждый участник обмена, вероятно, был бы готов отдать больше, чем фактически отдал. Не склонен Маршалл рассматривать и куплю-продажу неоднородных, уникальных благ: картин старых мастеров, редких монет и т.д. Таким образом, в центре внимания Маршалла находятся «торговые сделки, повседневно встречающиеся в современной жизни».

Маршалл настаивал на том, что равновесная цена имеет смысл только применительно к определенному периоду. Использованный Маршаллом способ учета фактора времени в экономическом анализе является одним из важнейших его вкладов в современную экономическую теорию. Излагая в книге V свою теорию равновесия спроса и предложения, Маршалл подчеркивает, что она всякий раз имеет смысл только для определенного периода времени. В качестве примера он приводит рынок свежей рыбы, на котором не может существовать никаких запасов.

Рыночный день. Каждый день на рыбном рынке складывается специфическая ситуация, главным образом из-за случайных колебаний улова, связанных с погодными условиями и т.д. Улов, т.е. величин предложения рыбы, не поддается изменению и является фиксированным23. Этим и определяется временное равновесие спроса и предложения в данный рыночный день. Соответственно, будут наблюдаться случайные ежедневные колебания цен на рыбу. Издержки производства не играют в этих колебаниях никакой роли, цена на рыбу определяется соотношением ее наличия и спроса на нее. Но, согласно Маршаллу, эти колебания происходят вокруг некоего центра, который он называет нормальной ценой. Эта нормальная цена складывается в течение «нормального периода». Этот период должен быть «короче периода существования рассматриваемого рынка», т.е. за этот период мода и вкусы должны быть постоянными, никакой новый заменитель не должен влиять на спрос и никакое новое изобретение не должно воздействовать на предложение24.

Нормальный период может быть кратко- и долгосрочным. Факторы, влияющие на формирование равновесной цены, в каждом из этих двух случаев будут различны.

Краткосрочный период. В этот период возможны изменения как спроса, так и реагирующего на него предложения. Загрузка мощностей может возрасти, но их величина остается неизменной — инвестиции не допускаются. В качестве примера Маршалл приводит случай, когда спрос на рыбу увеличился вследствие падежа крупного рогатого скота и соответствующего повышения цен на мясо. Краткосрочный период (в данном случае он, по оценкам Маршалла, составит 1 — 2 года) характеризуется тем, что предложение рыбы может быть увеличено, но в ограниченном размере. Количество рыбаков и величина их производственных мощностей остаются фиксированными (переквалификация работников других специальностей и инвестиции в расширение мощностей не осуществляются, так как они не успеют окупиться), но загрузка их увеличивается. Рыбаки будут чаще выходить в море или начнут использовать старые лодки или суда, не построенные специально для рыбной ловли. Естественно, это приведет к увеличению удельных издержек, но вызванное ростом спроса увеличение цены должно его компенсировать (иначе такая ситуация не будет равновесной). В итоге мы имеем, говоря словами Маршалла, ситуацию, когда «увеличение объема спроса повышает нормальную цену предложения»25, а если говорить более привычным современным языком, ситуацию, когда кривая спроса сдвинулась вверх и пересекла кривую предложения в более высокой точке. Это значит, что здесь в определении равновесной цены играют роль изменения как спроса, так и издержек.

Долгосрочный период. Теперь предположим вслед за Маршаллом, что рост спроса на рыбу вызван более долгосрочным фактором: изменением вкусов. В этом случае, очевидно, «силы, которыми регулируется предложение, развернутся в полной мере»26, т.е. в отрасль будут притекать дополнительный труд и дополнительный капитал. Что произойдет при этом с удельными издержками производства, заранее сказать трудно. С одной стороны, истощение природных ресурсов заставит в поисках рыбы совершать более далекие плавания, т.е. скажется действие закона убывающей отдачи. С другой стороны, отрасль кораблестроения, достигнув больших масштабов производства, будет обладать «лучшей организацией и большей экономичностью», т.е. будет достигнута экономия на масштабах или возрастающая отдача. Все зависит от соотношения этих противоположных тенденций. Если сильнее окажется тенденция к убывающей отдаче, долгосрочная кривая предложения будет возрастающей и «нормальная» цена в долгосрочном периоде повысится (рис. 26). Если верх возьмет тенденция к возрастающей отдаче, кривая предложения будет убывающей (рис. 2в) и нормальная цена в итоге понизится. Наконец, если тенденции окажутся равносильными (постоянная отдача), кривая предложения будет горизонтальной и цена не изменится (рис. 2а). (Естественно, равновесный выпуск продукции во всех трех случаях увеличится.) Таким образом, в долгосрочном периоде определяющую роль в формировании равновесной цены начинают играть издержки, которые в долгосрочном периоде все становятся переменными.

Рис. 2. Установление равновесной цены в краткосрочном, среднесрочном и долгосрочном периодах

Рис. 2. Установление равновесной цены в краткосрочном, среднесрочном и долгосрочном периодах

Очень долгие периоды. О них Маршалл упоминает мельком, говоря об «очень постепенных или вековых движениях нормальной цены, порождаемых постепенным ростом знаний населения и капитала, изменениями условий спроса и предложения от поколения к поколению»27. В течение этих периодов приспособиться к изменению спроса должны уже «факторы производства факторов производства», т.е. в нашем случае речь может идти о принципиально новой технологии производства рыбачьих судов.

Следует обратить внимание, что, рассматривая один тип периода, к примеру краткосрочный, мы, следуя Маршаллу, имеем право принять ежедневные колебания, долгосрочные и вековые изменения на прочие равные.

Влияние спроса и издержек на формирование равновесной цены

Введение в анализ фактора времени позволило Маршаллу интернировать в своем анализе условий равновесия факторы спроса с факторами издержек. Представители австрийской школы и Джевонс в полемике с классической теорией, определяющей меновую ценность товара издержками его производства, вообще отрицали их роль и ограничивались объяснением ценности со стороны спроса (логичности). Маршалл преодолел эту односторонность, указав, что факторы, действующие со стороны предложения (издержек), играют столь же важную роль, но эта роль зависит от длительности рассматриваемого периода: чем он короче, тем больше влияние спроса, чем он длиннее, тем больше влияние издержек производства. Это объясняется тем, что «влияние изменений в издержках производства требует для своего проявления, как правило, больше времени, чем влияние изменений в спросе»28. Влияние обеих групп факторов на определение ценности Маршалл сравнивает с ролью двух лезвий ножниц в разрезании бумаги: когда одно из лезвий неподвижно (фиксировано), то может сложиться обманчивое впечатление, что бумагу режет только второе.

15.6. Элементы теории благосостояния

Используемые Маршаллом категории потребительского излишка и различной динамики отдачи в долгосрочном периоде позволили ему в какой-то мере заложить основы экономической теории благосостояния. (Правда, впоследствии эта теория была подвергнута критике со стороны Парето — см. главу 13, но затем вновь реабилитирована Хиксом30.)

Государственное вмешательство и общественное благосостояние

Свой анализ потребительского излишка и тенденций к возрастающей и убывающей отдаче Маршалл использовал для решения теоретического вопроса, имеющего большое практическое значение какое влияние оказывают назначаемые государством надбавки к цене (косвенные налоги) или скидки с цены (субсидии) отдельных товаров на общественное благосостояние. Согласно Маршаллу, ответ на этот вопрос зависит от соотношения получаемой или расходуемой при этом государством денежной суммы и изменения потребительского излишка. Введение косвенного налога повысит общественное богатство, если собранная сумма налога превысит неизбежное при повышении цены сокращение потребительского излишка. Субсидия, выплачиваемая производителям и понижающая цену товара, увеличит общественное благосостояние, если прирост потребительского излишка превысит расходы государства на субсидирование.

Более конкретный ответ обусловлен тем, является ли долгосрочная кривая предложения в данной отрасли горизонтальной (постоянная отдача), возрастающей (убывающая отдача) или убывающей (возрастающая отдача).

В общем случае геометрические иллюстрации Маршалла показывают, что для повышения общественного благосостояния налогом следует облагать отрасли с убывающей отдачей, а субсидировать — отрасли с возрастающей отдачей. В отрасли с постоянной отдачей государство вмешиваться не должно.

Проблема монополии

Своеобразен подход Маршалла к проблеме монополии и ее влияния на общественное благосостояние. Вопреки принятой в то время точке зрения Маршалл показал, что экономия на масштабах и возможность финансировать технологические усовершенствования, которыми может располагать монополистическая фирма, часто приводят к тому, что долгосрочная кривая предложения монополизированной отрасли будет проходить ниже, чем для той же отрасли в условиях свободной конкуренции31. Если монополист движим альтруистическими мотивами, то его целью может быть максимизация не только своего монопольного дохода, но и потребительского излишка. Это естественно, приведет к тому, что равновесная цена будет ниже, выпуск продукции больше, чем у «чистого» монополиста. Таким альтруистически настроенным монополистом, по мысли Маршалла, может оказаться государство (особенно в случаях естественной монополии).

1 Именно в этой книге впервые происходит аргументированная замена термина «политическая экономия» на термин «economics», хотя само слово употреблялось и ранее, например Джевонсом.
2 Рикардо написал много публицистических работ о хлебных законах, цене золота в слитках и т.д., а Джевонс профессионально занимался рынком хлеба и того же золота. Отличие этих авторов от большинства их соотечественников заключалось в том, что они не включали конкретные практические проблемы в изложение чистой теории, оставляя ее сферой абстрактной логики.
3 См.: Кейнс Дж. М. Альфред Маршалл, 1842—1924// Маршалл А. Принципы экономической науки. Т. I. М.: Прогресс, 1993. С. 31, 33.
4 Pigou А. С. Memorials of Alfred Marshall. P. 84.
5 Ср. его высказывание из письма к А, Боули: «В последние годы моей работы у меня росло ощущение, что, связывая хорошую математическую теорему с экономической гипотезой, мы вряд ли получим хорошую экономическую теорию. Поэтому я все больше руководствовался следующими правилами: 1) используй математику как стенографию, а не средство анализа; 2) пользуйся математическими записями до конца исследования; 3) переведи на английский язык; 4) проиллюстрируй важными примерами из реальной жизни; 5) сожги математику; 6) если стадия (4) не удалась, сожги (3). Последнее мне часто приходилось делать» (Pigou А. С. Op. cit. Р. 427).
6 См., например: Mayer Т. Truth versus Precision in Economics. Aldershot, 1993.
7 Сам термин был впервые употреблен Т. Вебленом как отрицательный эпитет: Веблен хотел подчеркнуть, что Маршалл, как и «классики», не вышел за пределы утилитаризма и гедонистической психологии, что применительно и к Маршаллу, и к классикам представляется нам несправедливым. В дальнейшем термин «неоклассика» распространился на всю маржиналистскую теорию (см.: AspromourgosT. «Neoclassical». The New Palgrave Dictionary of Economics).
8 Маршалл А. Указ. соч. Т. III. С. 203.
9 Маршалл А. Указ. соч. Т. 1. С. 151-153.
10 Там же. С. 157.
11 Там же. С. 158.
12 Это позволило в дальнейшем разделить эффект дохода и эффект замещения (термины были введены впоследствии Дж. Хиксом и Р. Алленом). Это было сделано Е. Слуцким спустя 25 лет после опубликования «Принципов...». Маршалл упоминал лишь о фиксированной предельной полезности денег, что эквивалентно отсутствию эффекта дохода. Правда, осталось до конца непонятно, какой именно доход Маршалл предлагал зафиксировать: реальный или номинальный. См. об этом, в частности: Фридмен М. Маршаллистская кривая спроса // Теория потребительского поведения и спроса / Под. ред. В. М. Гальперина. СПб.: Экономическая школа, 1993. С. 250—303.
13 Там же. С. 161.
14 Там же. С. 162.
15 Там же. С. 163.
16 Там же. С. 168.
17 Хикс Дж. Р. Реабилитация потребительского излишка // Теория пoтребительского поведения и спроса / Под. ред. В.М. Гальперина. СПб.: Экономическая школа, 1993.С. 176.
18 См.: Дюпюи Ж. О мере полезности гражданских сооружений // Теория потребительского поведения и спроса / Под. ред. В .М. Гальперина. СПб.: Экономическая школа, 1993. С. 28—66.
19 Там же. С. 191
20 Постоянно повторяемая оговорка Маршалла об одинаковой ценности денежной единицы в данном случае означает, что при резком изменении цен на определенный товар, которое изменит для людей предельную полезность денег, вычислить изменение потребительского излишка не представляется возможным.
21 Там же. С. 202-203.
22 Там же. С. 404.
23 Эта ситуация соответствует вертикальной кривой предложения, но сам Маршалл об этом не упоминает.
24 См.: Маршалл А. Принципы экономической науки. Т. II. С. 25.
25 Там же. С. 56.
26 Там же. С. 57.
28 Там же. Т. II С. 33.
29 Там же. С. 32.
30 См.: Хикс Дж. Р. Реабилитация потребительского излишка // Теория потребительского поведения и спроса / Под. ред. В. М. Гальперина. СПб.: Экономическая школа, 1993. С. 176—207.
31 Там же. С. 182-183.

Автономов В.С. История экономических учений: Учебное пособие. — М.: ИНФРА-М, 2002.

Поделиться