Заказ работ на Zaochnik.com

Тема 18. Теории предпринимательской функции и прибыли

18.1. Предпринимательская прибыль — факторный или остаточный доход?

В главе 17 было показано, что в соответствии с теорией предельной производительности состояние долгосрочного конкурентного равновесия характеризуется тем, что весь продукт без остатка распределяется между владельцами трех факторов производства и величина чистой предпринимательской прибыли равна нулю. Существование чистой прибыли у некоторых экономических субъектов противоречит самой сути равновесного подхода. Однако такое теоретическое «исчезновение» прибыли, очевидно, противоречит реальностям рыночной экономики, в которой предпринимательство и прибыль как его главный мотив играют важнейшую роль. Поэтому экономисты стремились дать феномену прибыли специальное объяснение. Можно выделить два основных подхода к этой проблеме: прибыль трактуется либо как предельный продукт специфического фактора производства, либо как остаточный доход.

Представители первого подхода причисляли осуществляемую предпринимателем «организацию производства» (Маршалл) или «предпринимательские способности» к факторам производства и считали «нормальную прибыль» предельным продуктом этого фактора. Однако такая трактовка с самого начала вызвала критику других теоретиков. Так, К. Викселль считал, что предлагаемый четвертый производственный фактор не поддается точному количественному определению. Ф.Э. Эджуорт указывал, что он не соответствует критериям бесконечной делимости и однородности, необходимым для применения концепции предельной производительности. Можно добавить, что рынок предпринимательских способностей вряд ли можно назвать конкурентным именно в силу их ярко выраженной неоднородности.

В этой главе мы подробнее рассмотрим вторую группу теорий, рассматривающую «чистую» прибыль как остаточный доход, который образует одновременно избыток над альтернативными издержками и остаток после выплаты всех реальных производственных издержек. Этот доход предприниматель получает за исполнение своей специфической предпринимательской функции, которая, естественно, должна отличаться от функций собственника ресурсов или менеджера, которые получают доход в виде процента (или ренты) и заработной платы за управление. В истории экономической мысли теории предпринимательства и прибыли занимали несколько периферийное место. Отчасти это было связано с тем фактом, что они не получили распространения в Англии — стране, которая долгое время являлась лидером в экономической науке. Возможно, дело было в том, что именно на континенте возникли формы капиталистических предприятий, в которых предприниматель («entrepreneur» или «Unternehmer») не совпадает с собственником предприятия. (Во Франции, например, термином «entrepreneur» обозначались откупщики, приобретавшие у государства право на сбор от его имени налогов и податей.) Кроме того, английские экономисты, видимо, исходили из того, что механизм конкуренции гладко функционирует сам по себе и не нуждается в личных усилиях предпринимателей, чтобы привести спрос и предложение в равновесие, в то время как теории предпринимательства неизменно делают акцент на личном, субъективном аспекте этого занятия: предпринимательство — не массовое, а «штучное», всякий раз индивидуальное явление. Так или иначе, среди первых теоретиков предпринимательства преобладают немцы и французы.

Помимо этого, следует отметить, что первые теоретики предпринимательства, как правило, занимались этим делом сами.

18.2. Предпринимательство как несение бремени риска или неопределенности: Р. Кантильон, И. Тюнен, Ф. Найт

Наиболее часто специфической функцией предпринимателя считалось несение риска или неопределенности. Первым представителем этой точки зрения был выдающийся экономист Ричард Кантильон.

Ричард Кантильон (умер в 1734 г., год рождения не известен) — ирландец по происхождению, большую часть жизни провел во Франции, а точнее, странствуя между Парижем и Лондоном и занимаясь валютными операциями. Историки отмечают, что Кантильон был одним из немногих, кому удалось с прибылью выйти из аферы Джона Ло и вовремя продать акции «Миссисипской компании». Единственная книга Кантильона «Эссе (очерк) о природе торговли вообще» была издана уже после его смерти в 1755 г. Исследователи считают ее «наиболее систематичным, ясным и в то же время наиболее оригинальным из всех изложений экономических законов до "Богатства народов"»1. Кантильон, видимо, был самым значительным из предшественников классической школы и внес большой вклад в развитие количественной теории денег. Но здесь нас интересует небольшой фрагмент его труда, посвященный предпринимательству.

В занимающей всего лишь пять страниц главе XIII своей книги2 Кантильон впервые ввел термин «предприниматель» в экономическую теорию, обозначив так человека, покупающего по известной цене, а продающего по неизвестной и, следовательно, несущего риск. К категории предпринимателей он отнес не только купцов и ремесленников, но и фермеров (цена на их продукт заранее не известна, так как зависит от урожая), а также разбойников, нищих и прочих лиц с неопределенным заработком. Иллюстрируя свою мысль, Кантильон описывает следующую цепочку: фермер выращивает урожай, продает его оптовому покупателю, тот везет его в город и продает розничным торговцам или ремесленникам, которые, в свою очередь, продают свои товары дальше по цепочке. Каждый член цепочки является предпринимателем, так как, покупая товар по известной цене, он не может заранее знать своей будущей выручки. Напротив, предпринимателями не являются генерал, придворный или слуга, получающие фиксированное жалованье. Кантильон подчеркивает, что предприниматель вовсе не обязательно должен что-либо производить или заниматься предпринимательской деятельностью на свои деньги. Так что предпринимательская функция у Кантильона четко отличается от функций капиталиста или управляющего. Взаимодействию предпринимателей (коммерции) Кантильон придавал первостепенное значение в экономике.

Следующий этап развития идеи о том, что сутью предпринимательской функции является несение бремени риска, связан с именем И. Тюнена, которого также можно назвать сельскохозяйственным предпринимателем. Во втором томе своего «Изолированного государства» (1850) Тюнен определяет прибыль предпринимателя как остаточный доход, получающийся, если из валовой прибыли вычесть процент на инвестированный капитал, плату за управление и страховой взнос. Последний рассчитывается в соответствии с исчислимым риском предприятия. Таким образом, доход предпринимателя, по Тюнену, связан не просто с риском, а с риском непредсказуемым, неисчислимым, от которого нельзя застраховаться. Такого риска в деятельности предпринимателя также хватает, поскольку он является «изобретателем и исследователем в своей области».

Маржиналистская революция со своим равновесным статическим подходом не способствовала дальнейшему развитию теории предпринимателя (см. гл. 10). В состоянии долгосрочного равновесия при совершенной конкуренции и, что самое главное, при совершенной информации весь продукт без остатка распределяется между собственниками факторов производства — никакого нестрахуемого риска здесь быть не может, и, соответственно, никакого остатка на долю предпринимателя не остается: прибыль равна нулю.

Попытку примирить основанную на неисчислимом риске теории предпринимательства с маржиналистским подходом предпринял американский экономист Фрэнк Найт.

Фрэнк Хайнеман Найт (1885—1972) считается основателем Чикагской школы экономической теории, хотя его взгляды не соответствуют ее основным отличительным признакам: вере в неограниченные возможности свободного предпринимательства и неокласcической теории цены. Большую часть своей жизни Найт проработал в Чикагском университете, где он преподавал теорию ценности и распределения, а также вел курс истории экономической мысли. Вклад Найта в экономическую теорию заключается, кроме теории прибыли, в четком и глубоком анализе предпосылок совершенной конкуренции (часть II книги «Риск, неопределенность и прибыль», 1921), развитии теории капитала. Но большинство его работ среднего и позднего периода: «Этика конкуренции» (1935), «Свобода и реформы» (1947), «Об истории и методе экономической науки» (1956) и другие были посвящены методологическим и философским проблемам экономической науки и нелицеприятному анализу системы свободного предпринимательства.

В своей книге «Риск, неопределенность и прибыль» Найт развивает восходящее к Тюнену различие между исчисляемым и неисчисляемым риском. Первый он называет собственно риском, а второй неопределенностью (uncertainty). Риск предполагает известный набор исходов, для которого существует известное распределение объективных вероятностей. Двумя типичными ситуациями исчислимого риска являются: 1) ситуации, в которых известна «априорная вероятность», например, азартные игры, в которых вероятность выпадения одной из граней игральной кости заведомо равна 1/6, и 2) ситуации, в которых известна «статистическая вероятность», например, вероятность человека дожить до определенного возраста, которая рассчитывается компаниями по страхованию жизни. От такого риска вполне можно застраховаться, и страховые взносы включить в «постоянные издержки отрасли», которые перекладываются на потребителей, подобно другим издержкам производства3. Другое дело — ситуация «подлинной неопределенности», в которой ни вероятности, ни даже полный набор возможных исходов неизвестны, так как отсутствует прецедент. Эта неопределенность, присущая всякому капиталистическому предприятию4, согласно Найту, «не может быть ни застрахована, ни капитализирована, ни оплачена в форме заработной платы». Согласно Найту, неопределенность для капиталистического предприятия существует в двух областях: в области производства (количество и качество изделий, которое удастся получить из даного объема ресурсов) и в области потребностей будущего покупателя. Как и Кантильон, Найт настаивает на том, что предприниматель знает заранее цену, по которой будет продан его продукт, но в то же время обязан заранее расплатиться с собственниками факторов производства по законам предельной производительности, заплатить им «контрактные доходы». Равновесная величина этих доходов задается предпринимателю конкуренцией на соответствующих факторных рынках. Но существует неопределенность, и предприниматель ожидает получить за свой продукт сумму, превышающую совокупность контрактных доходов (собственники ресурсов, очевидно, с ним не согласны, ибо в противном случае они потребовали бы заработную плату и процент выше рыночного уровня). Если реальная выручка окажется больше выплат, предприниматель получит прибыль, и меньше — потерпит убыток. При этом предприниматель (менеджер) получает и «контрактный доход», определяемый предельной производительностью своих предпринимательских способностей, но прибылью является только остаточная часть его совокупного дохода. Интересно, что, по Найту, предприниматель, настроенный оптимистически, имеет больше шансов на убыток, а пессимист — на прибыль6. Казалось бы, довольно парадоксальный вывод, но надо учитывать, что речь здесь идет только об остаточном компоненте его дохода. Контрактный же компонент дохода оптимистического предпринимателя (менеджера) будет больше, чем у пессимиста, поскольку его самоуверенность найдет отражение в контракте.

Таким образом, Найту удалось найти объяснение остаточного дохода (прибыли), не противоречащее статической маржиналистской теории: на уровне ожиданий (ex ante, применяя термин, введенный в экономическую теорию позднее шведской школой) теория предельной производительности продолжает действовать. Остаточная прибыль возникает лишь на стадии реализации этих ожиданий (ex post).

Соответственно, предпринимателем, по Найту, является человек, берущий на себя бремя подлинной неопределенности и избавляющий от него своих «поставщиков». Он несет полную ответственность за то, что собственники ресурсов получат их рыночную цену. Естественно, для того, чтобы специализироваться на этой функции, предпринимателю требуются специфические личные качества, прежде всего интуиция. В ходе дальнейшего развития экономической теории найтовское разделение между риском и истинной неопределенностью оказалось малопродуктивным (см., в частности, гл. 5). Однако это не повлияло на применимость созданной Найтом теории прибыли, которая по-прежнему остается на вооружении экономической науки.

18.3. Предпринимательство как координация факторов производства: Ж.-Б. Сэй

Важный вклад в развитие теорий предпринимательства внес выдающийся французский экономист Ж.-Б. Сэй, который в определенный период своей жизни также занимался предпринимательством, владея ткацкой фабрикой в Кале. В своих трудах: «Трактате политической экономии» (1803) и «Полном курсе практической политической экономии» (1828) — Сэй, практически единственным из экономистов, тяготевших к классической школе, изложил развитую теорию производства и распределения, отводящую важную роль предпринимателю. Главную функцию предпринимателя (entrepreneur) Сэй видел в координации факторов производства: земли, капитала и человеческого фактора, включающего не только труд, но и научные знания, необходимые для производства продукта и организации производственного процесса. Выполнение этих функций связано с известной долей риска, хотя Сэй явно не подчеркивает его значение.

Величина факторных доходов, согласно Сэю, определяется законами спроса и предложения. В частности, существует рынок самого предпринимательства, на котором определяется заработная плата предпринимателя. Спрос на предпринимательство является функцией от спроса на его продукт. Более подробно Сэй описывает факторы, ограничивающие предложение на этом рынке. Эти факторы включают личные («моральные») качества предпринимателей, их опыт и «связи». Поскольку число отвечающих данным требованиям людей всегда ограниченно, то заработная плата, которую предприниматель получает за свою деятельность, выше, чем доход других факторов. Но кроме заработной платы в доход предпринимателя входят процент на принадлежащий ему капитал (если таковой участвует в деле) и премия за риск. Таким образом, в трактовке Сэя предпринимательство имеет сходство с другими факторами производства. Однако доход предпринимателя, в том числе и зарплату, Сэй считает остаточным. Предприниматель олицетворяет спрос на рынке факторов производства и, следовательно, выплачивает каждому из них свою долю. То, что осталось после этого, и составляет его доход. В целом, предприниматель у Сэя ближе к менеджеру (причем в широком понимании, с учетом творческих аспектов его деятельности) и четко отличается от капиталиста.

18.4. Предпринимательство как новаторство: И. Шумпетер

Иной способ определения предпринимательской функции предложил знаменитый австрийский экономист Йозеф Шумпетер.

Йозеф Алоиз Шумпетер (1883-1950) относится к самым оригинальным мыслителям первой половины XX в. После окончания юридического факультета Венского университета (среди его учителей были корифеи австрийской школы Бём-Баверк и Визер) Шумпетер преподавал в Черновцах, Граце, Бонне и Гарвардском университете, пробовал заниматься практической деятельностью (был советником комиссии по социализации и министром финансов австрийского социалистического правительства, без особого успеха возглавлял частный банк).

Из книг Шумпетера всемирную известность получили три: «Теория экономического развития» (1912), глубокий экономико-социологический трактат «Капитализм, социализм и демократия» (1942) и огромная, хотя и недописанная до конца, «История экономического анализа» (издана после смерти автора в 1954 г.), которая до сих пор остается непревзойденной по охвату и глубине проникновения в материал. В 1949 г. Шумпетер первым из иностранных экономистов был избран президентом Американской экономической ассоциации. В 30-е годы Шумпетер вместе с несколькими единомышленниками основал международное Эконометрическое общество и журнал «Эконометрика», которые должны были осуществить его давнюю мечту — соединение экономической теории, математики и статистики.

«Теория экономического развития»

Эта книга принесла 29-летнему автору мировую славу — в 30—40-е годы она была переведена на итальянский, английский, французским, японский и испанский языки.

Шумпетер был убежденным сторонником и энергичным проповедником маржинализма, причем не в австрийском, а в математизированном его варианте. Теория общего равновесия Вальраса была для него высшим достижением мировой экономической мысли. Однако статическая теория общего равновесия, по мнению Шумпетера, должна быть дополнена динамической теорией экономического развития, которая призвана описать движение экономики между равновесными состояниями.

Предпринимательская функция. В главе I Шумпетер описывает гипотетическое стационарное состояние «кругооборота», которое характеризуется неизменным набором, количеством, а также способами употребления всех производимых благ. В этих условиях полной информации о настоящем и будущем продукт без остатка распределяется между владельцами производительных благ, так что не возникает не только остаточный доход, но и процент (здесь Шумпетер расходится с Бём-Баверком — см. гл. 11). Основные идеи теории экономического развития Шумпетера изложены в главе 2. Для того чтобы экономика сошла со своей привычной траектории и «резко изменила свои собственный показатели»7, должны быть осуществлены так называемые «новые комбинации», основными видами которых являются:

  1. производство новых благ;
  2. применение новых способов производства и коммерческого использования благ существующих;
  3. освоение новых рынков сбыта;
  4. освоение новых источников сырья;
  5. изменение отраслей структуры (создание или подрыв монополии)8.

Всем этим экономическим новаторством занимаются люди, которых Шумпетер назвал предпринимателями9. Но как извлечь производительные блага из старых комбинаций и привлечь в новые, потенциально более производительные? Шумпетер указывает два способа: командная власть и — для точной экономики — кредит (создаваемые банками деньги)10. Взяв кредит, предприниматель может предложить собственнику производительных благ цену, превышающую ту, которую ему платили до сих пор. Экономическая функция предпринимателя является дискретной (она выполняется только до тех пор, пока новая комбинация не превратилась в рутину) и не закреплена навечно за определенным носителем. Как пишет Шумпетер, «предприниматель, остающийся таковым на протяжении десятилетий, встречается так же редко, как и коммерсант, который никогда в жизни не бывал хоть немного предпринимателем»11. Поэтому предпринимательство не составляет профессию или устойчивый общественный класс. Новаторскую функцию предпринимателя Шумпетер четко отделяет от функции капиталиста: предприниматель в чистом виде не обязательно обладает правом собственника на какое-либо имущество и, следовательно, не несет какого-либо риска (он выпадает на долю капиталиста, ссужающего предпринимателя деньгами). В то же время своим новаторским характером она отличается и от рутинных функций менеджера. Но предприниматель — и не изобретатель, а в лучшем случае человек, экономически реализующий изобретения. Поскольку предпринимательская функция требует отхода от привычного «движения против течения», иначе говоря, творчества, она тесно связана с особенностями личности типичного предпринимателя. Личные свойства предпринимателя отмечали многие теоретики, но только Шумпетер попытался их систематизировать. Это — специфическая мотивация, требующая не удовлетворения потребностей, а активной деятельности ради создания «империи», победы над соперниками и радости творчества. Это своеобразный интеллект: избирательный, но не глубокий, сильная воля и развитая интуиция.

Предпринимательский доход. Сущности предпринимательского дохода посвящена глава 4 книги. В состоянии «кругооборота» вознаграждение каждого фактора соответствует его предельной производительности. Предприниматель, изымающий ресурсы из старых комбинаций, должен предложить за них больше, чем было принято раньше, так что издержки его еще более возрастут. За счет чего они будут покрыты и вдобавок будет получен остаточный доход — прибыль. Источником этого дохода Шумпетер считает временное монопольное положение, которое приобретает добившийся успеха предприниматель. Он рассматривает здесь два типа новых комбинаций. Первый связан с усовершенствованием производства старого блага и снижением издержек (внедрение новой технологии, использование нового источника сырья, укрупнение фирмы)12. Второй связан с открытием новых рынков: производство совершенно нового блага или вхождение новых рынков сбыта для блага уже существующего13. В их случаях процесс можно разделить на три стадии. На первой стадии предприниматель, увидевший возможность новой комбинации получает кредит, налаживает выпуск и выходит на рынок. Для новой комбинаций первого типа (например, речь идет о внедрении ткацкого станка в текстильной отрасли, где господствует ручной труд) связано с затратами на то, чтобы «перекупить» факторы производства (хлопок и труд) у прежних производителей. Перед предпринимателями, осуществляющими новые комбинации второго типа, задача стоит более сложная: им надо, кроме того, найти рынок сбыта, на котором данное благо пока не укоренилось. Для этого «вначале его навязать потребителям хотя бы даром»14, чтобы разбудить потребительский спрос. Очевидно, что на этой первой стадии предприниматель не только получит никакого остаточного дохода, но и наоборот) осуществит чистые дополнительные затраты. Окупаться эти затраты начнут лишь на второй стадии, когда предприниматель укрепится на рынке и окажется монополистом (в первом случае на применяемый более дешевый способ изготовления блага, во втором — на его производство как таковое). На этой стадии ему удастся получить монопольный доход: в первом случае за счет более низких, чем у других производителей, издержек15, во втором — за счет того, что цены на новое благо «некоторое время непосредственно формируются на основе потребительских оценок», а «издержки, которые и здесь состоят из необходимых услуг труда и земли, учтенных по прежним ценам, не дают в данном случае определяющего значения»16.

Наконец, на третьей стадии привлеченные высокими доходами в отрасль приходят конкуренты и временной монополии приходит конец. В результате цены снижаются и вновь сравниваются с издержками, но уже на другом уровне. Чистый доход предпринимателя исчезает, и весь получаемый доход вновь распределяется между собственными факторов производства.

Из новаторской функции предпринимателя Шумпетер выводит не только прибыль, но и процент и даже экономический цикл.

В целом, как пишет М. Блауг, влияние концепции Шумпетера на идею предпринимательства было подавляющим, однако магистральное направление экономической теории продолжало ее игнорировать, поскольку она не укладывалась в рамки статического равновесного анализа17. Впрочем это можно сказать обо всех теориях предпринимательства и предпринимательской прибыли.

18.5. Предпринимательство как арбитражные сделки: И. Кирцнер

Понятие «предприниматель» играет определяющую роль в теории неоавстрийской школы. Для Мизеса, Хайека и их последователей, рынок, конкуренция — это в первую очередь «предпринимательский процесс».

Более развитую «австрийскую» теорию предпринимательские функции создал специализировавшийся в данной области ученик Мизеса И. Кирцнер. В отличие от Шумпетера он рассматривает предпринимательство как деятельность, ведущую не от равновесия, а к равновесию. (Под ним понимается состояние, в котором человек, принимающий решения, исходит из того, что он знает решения других людей19.) Естественно, что реальная рыночная экономика постоянно находится в неравновесии. Это, в частности, проявляется в том, что на рынках не устанавливается единая цена на данное благо. Информация в ней не бывает полной и равномерно распределенной, а поэтому человек, обладающий повышенной «чуткостью» к возможностям извлечения прибыли, может заработать на арбитражных сделках, т.е. на спекуляции в нашем понимании этого слова. Этот человек, которого Кирцнер и считает предпринимателем, может купить товар по дешевой цене, а продать его в другом месте или в другое время по более дорогой. Предпринимателем является и производитель, играющий на разнице цен ресурсов и продуктов. Предпринимательское поведение демонстрирует, по Кирциеру, и потребитель в условиях несовершенной информации.

В результате последующей конкуренции ситуация становится более равновесной, т.е. цены выравниваются и возможность непредсказуемых и прибыльных арбитражных сделок исчезает. Свою функцию чистый кирцнеровский предприниматель выполняет, не из-за собственного капитала и вообще ресурсов (в отличие от мизесовского предпринимателя). Достаточно просто раньше других замечает валяющуюся на улице десятидолларовую бумажку и быстро поднимает ее — такой аналогией Кирцнер обычно поясняет сущность предпринимательства в своей трактовке.

Теории специфической предпринимательской функции и предпринимательской прибыли как остаточного дохода нельзя назвать интегрированными в основное неоклассическое течение экономической науки. Характерный для этих теорий неравновесный подход, подчеркивание неустранимой неопределенности и субъективных моментов, связанных с личностью типичного предпринимателя, противоречат неоклассической парадигме исследований. Однако на более конкретном уровне анализа, соприкасающемся с прикладной экономикой и управленческими дисциплинами, экономическая теория предпринимателя продолжает существовать и изучаться.

1 Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: Дело, 1994. С. 18.
2 Cantillon R. Essaisuria nature du commerce en general. Paris' 1952. P.28-33.
3 См.: Найт Ф. Понятия риска и неопределенности //Thesis. Вып. 5. 1994. С. 14.
4 В качестве редкого исключения Найт не случайно приводит пример из области финансовых рынков — приобретение опциона на покупку облигаций, где сделки являются достаточно чистыми, а товар — относительно однородным (см. Найт Ф. Указ. соч. С. 15).
5 См. Knight F.H. Risk, Uncertainty, and Profit. Chicago, 1985. P. 238.
6 Ibid. Р. 285.
7 Шумпетер Й.А. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1983. С.153.
8 Там же. С. 159.
9 «Под предприятием мы понимаем осуществление новых комбинаций, а также то, в чем эти комбинации воплощаются: заводы и т.п. Предпринимателями же мы называем хозяйственных субъектов, функцией которых являются как раз осуществление новых комбинаций и которые выступают как активный элемент» (там же. С. 169—170).
10 Там же. С. 169.
11 Там же. С. 174.
12 Там же. С. 278-283.
13 Там же. С. 283-285.
14 Там же. С. 285.
15 При этом необходимо, чтобы в результате выхода на рынок нашего предпринимателя цена блага не опустилась слишком низко, а цена факторов производства, в свою очередь, не поднялась слишком высоко, чтобы поглотить весь выигрыш, полученный от применения более производительной комбинации.
16 Там же. С. 285.
17 Блауг М. Указ. соч. С. 430.
18 См.: Mises L. von. Human Action: A Treatise on Economics. 1949. P. 252-254.
19 См.: Kirzner I. Competition and Entrerpreneurship. Chicago, 1973; Entrerpreneurship. Chicago, 1975.

Автономов В.С. История экономических учений: Учебное пособие. — М.: ИНФРА-М, 2002.

Поделиться